На главную страницу    Контакты    Карта сайта       стили
   история
   субкультуры
   о музыке
   музыкантам
   анекдоты
   книги
   форум
   гocтeвaя книгa
например: purple fog side
музыкальный исполнитель:
расширенный поиск
регистрация | авторизация         A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #

Judas Priest

  1967   Великобритания   Heavy Metal, Hard Rock, Hard 'n' Heavy


Интервью с Simon’ом Phillips’ом

Перед тем, как оказаться у вас перед глазами, данное эксклюзивное интервью прошло тернистый путь. Что может быть хуже, чем обратиться к человеку, с которым собираешься говорить, назвав его чужим именем! Ну, хотя бы само имя я все-таки не перепутал да еще то, что мне нужен барабанщик! Падать ниже просто некуда. И все же, я не сдавался - мне же нужно было взять интервью у легенды драмминга!..

Simon записывал пластинки и гастролировал со множеством священных коров рока – “The Who”, Мик Джеггер, Пит Тауншенд, Judas Priest, Дэйвид Ковердейл. Похоже, Simon - один из наиболее засекреченных агентов рок-мира. Последний же десяток лет Simon провел за кухней в группе “Toto”. Вообще у него есть сайт, где вы можете подробнее ознакомиться с его карьерой: http://www.simon-phillips.com/ . И не забудьте обратить внимание на работу Simon’а в качестве продюсера и ударника на диске Derek’а Шериньяна “Inertia”.

Особая благодарность за проведение этого интервью должна по праву достаться Брету Адамсу из компании “Chipster Entertainment” и, конечно же, Simon’у - потому что он такой славный малый. Начавшись как один из самых позорных моментов моей карьеры, интервью обернулось восхитительной непринужденной беседой с уникальным музыкантом и человеком.

Jeb Wright, октябрь 2001 года

Jeb: Добрый день, я могу поговорить с Simon’ом Kirke’ом?

Simon: “Вам дали неверный номер... (длительная пауза) c Simon’ом Kirke’ом, барабанщиком?”

Jeb: Да...

Simon: “Вообще это - барабанщик, Simon... Phillips”.

Jeb: О небо! Я очень сконфужен!

Simon: “Еще бы. Кто это?”

Jeb: Это Jeb Wright из “Classic Rock Revisited”.

Simon: “А, да!”

Jeb: Я набивал рецензию на концерт “Bad Company”. Со мной такого еще не случалось, но я правда виноват.

Simon: “Ну тогда я могу это простить. Знаешь что? На самом деле, со многими так бывает. Simon мой приятель, так что проблем нет”.

Jeb: Спасибо, друг! (смех) Ну так для начала - мне жутко понравился альбом “Inertia”, над которым ты работал. Как ты оказался вовлечен в этот проект?

Simon: “Derek вышел на меня и попросил поработать над этим альбомом. Он пытался достучаться до меня годом раньше, но у меня были другие дела. Когда же он поймал меня на этот раз, я спросил, что придется делать и сколько времени он планирует на проект положить. Он сказал: "Немного продакшн, соавторство в песнях; и, наверное, пять дней чистой записи". "Заметано", - ответил я. Ну и он продолжает: "У тебя ведь домашняя студия, так?" "Ну да". "Ты там добиваешься потрясающего звучания ударных, я слыхал". "Ну да." "Почему бы нам не записаться у тебя?" Я и говорю: "А почему бы тебе не приехать и не посмотреть, хочешь ли ты работать тут?" Он затащился от моей идеи - а затем и от саунда...”

Jeb: Над чем именно ты работал на альбоме?

Simon: “Я помог написать несколько песен. Занимался инжинирингом на большей части. Программирование, секвенсинг - все моих рук дело. Еще общее руководство - я свел Derekа с музыкантами, с которыми он не был до тех пор знаком, - например, как Стив Люкатер и Джимми Джонсон. Затем дал ему пару советов, основанных на моем многолетнем опыте в индустрии звукозаписи. И микшировал диск тоже я. Нам хорошо работалось вместе. Хорошая вышла команда”.

Jeb: Народ западает на трек “Mata Hari”...

Simon: “Вещь более песенно-ориентированная, мелодичная. Derek принес песню и фактически оставил на мое усмотрение. Я загнал ее в компьютер, повозился с ней и придумал мелодию - завершил ее. Потом пришел Тони Фрэнклин и отделал ее окончательно”.

Jeb: “Inertia” - одна из моих любимых вещей на диске.

Simon: “У Derek’а родилась идея, легшая в ее основу, он пришел ко мне с ней, и я сочинил мелодию. Опять же, это было сотрудничество”.

Jeb: “Frankenstein” - чья это была идея?

Simon: “Derek’а”.

Jeb: Дикая штучка...

Simon (смеясь): “Да, полагаю, так и есть!”

Jeb: Ты присутствовал во время всего процесса записи?

Simon: “Кое-что мы записали у меня в доме, кое-что - у Derek’а. Все партии гитары Стива Люкатера я записал у себя. Также у меня были записаны основные партии ударных и большая часть басовых линий. Тут мы записали некоторые клавишные, но в основном, этим мы занимались у Derek’а, потому что у него они все уже настроены, как ему надо. И гитара Закка Уайлда тоже записывалась у Derek’а”.

Jeb: Новые технологии просто потрясают.

Simon: “Pro Tools (прим. перев.: профессиональная система записи цифрового звука) развязала многим руки - к лучшему или к худшему... я не уверен. У меня была аналоговая студия в 80х, так что я прекрасно знаю, чего это требовало. Сейчас - очень мощные возможности и при этом все занимает очень мало места. У меня одна звукоизолированная кабинка, которую я использую под все. А сам нахожусь в аппаратной – и сейчас там сижу - с пультом дистанционного управления, парой компьютерных экранов, мышой - или парой мышей, клавиатурой и кучей аудиомониторов. Офигенно”.

Jeb: Я бы сказал, наверное, нелегко запечатлеть эмоции, заключенные в музыке, если записываешься так вот везде и нигде...

Simon: “Это ни при чем. Дело все в отношении и в игре. Когда ты уже много, много лет записываешься, знаешь все подводные камни. И ощущаешь, когда же получается полная ерунда, мгновенно. Исчезает драйв. Пропадает чувство. Тогда кое-что стоит изменить, кое-что сделать так-то и так-то, чтобы увериться в успехе”.

Jeb: Люкатер - один из моих самых любимых гитаристов, он играет и на этом альбоме... Я считаю, его очень недооценивают.

Simon: “Интересно... В этой стране - возможно. Абсолютно точно недооценен широкой публикой, но вовсе не среди музыкантов”.

Jeb: В мире гитаристов он весьма уважаем, но не так уважаем рядовым слушателем.

Simon: “Должно быть. В Европе, все же, не так все плохо - мы же с Люком играем в Toto, а в Европе мы весьма широко известны”.

Jeb: Ты играешь в “Toto” уже сколько, три... или четыре года?

Simon: “... Девять лет!”

Jeb: Как это - одна группа удерживает тебя вот уже девять лет?!

Simon: “Невероятно, правда?! Я предполагал, когда только собирался переехать в Штаты, что это откроет новую главу в моей жизни,. Так получилось, что это совпало с присоединением к Toto. Совпадение, самое что ни на есть. Я играл во многих группах, которым был отведен недолгий срок. Странно, на самом деле. Спустя некоторое время, я сдался. И вдруг - появилась команда, которая движется вперед, много работает - и прекрасно проводит время”.

Jeb: Разочек - летом - вас еще можно поймать живьем здесь в Штатах, но в основном вы играете за океаном. Все еще собираете стадионы?

Simon: “Ну, не сказал бы "стадионы", но - большие залы. Например, в Париже играли перед 17 тысячами. В Германии обычно собираем тысяч семь-десять. Неплохо, в общем”.

Jeb: Ваш свежий альбом, концертный, совершенно не попал на радио в Штатах. По-моему, это стыдоба, потому что альбом того стоил. Я хочу слышать по радио классический рок!..

Simon: “Все мы хотим. Ну так бывает. “Sony” виновата. Большая такая корпоративная махина. Со Штатами мы пролетели, и это случилось еще до моего появления в группе”.

Jeb: Каково тебе девять лет играть одну и ту же музыку?

Simon: “К счастью, она не все время одна и та же, потому что время от времени мы записываем пластинки. Всегда добавляем новый материал. Но сейчас я в такой ситуации, что приходится играть "Rosanna" (“Розанна”). С The Who было так же - приходилось играть“Won’t Get Fooled Again” (“Не обманусь вновь”) или там “Behind Blue Eyes” (“В глубине синих глаз”) (прим. перев.: старые хиты “Toto” и “The Who” соответственно). Таков ход вещей. Ты профессионально к этому относишься - ты просто играешь...”

Jeb: Во скольких разных стилях ты играл?

Simon: “Для меня, они не особо-то и разные. Западная музыка. Широкий срез западной музыки, но не особо разнообразный. Несколько лет назад я записал пластинку прямолинейного акустического бибопа. Созвали джаз-банду, писали свою музыку - но все в духе Майлза Дэвиса. Запись я сделал у себя дома. Мы несколько раз выступили в Лос-Анджелесе и дали девять концертов в Европе. Вот это действительно удивляет людей, когда они слышат, как я играю в этом жанре, потому что такой музыки я до сих пор действительно не записывал особо до сего момента. Хотя вырос я, исполняя диксиленд. А с учетом того, что я так много времени отдал року и фьюжн... это оказалось для меня весьма поучительным, но - это вызов тебе как музыканту”.

Jeb: Ты когда-нибудь считал, на скольких альбомах ты записан?

Simon: “Нет, но на моем сайте есть обширная дискография, за которую других надо благодарить. Мы с их сайта ее стибрили - с разрешения, конечно. Сложно точно сказать, потому что по прошествии нескольких лет самому подсчитать уже невозможно. Ну вот возьмем, например, Judas Priest. Я записал с ними один альбом под названием “Sin After Sin” (“Прегрешение за прегрешением”). А теперь у них вышел “The Best Of” - и на нем парочка вещей оттуда с моим участием. А могут японцы выпустить еще один “The Best Of”, собственный, и ты уже и на нем. Видишь, как это происходит? Оказываешься вдруг на гораздо большем количестве пластинок, нежели чем ты на самом деле записал. Народ находит альбомы, о которых я даже и не знал...”

Jeb: А на какой пластинке ты записался впервые?

Simon: “Самая-самая первая коммерчески распространяемая пластинка, на которой я появился, это был альбом оркестра моего отца (прим. перев.: Сид Phillips - легенда джазовых биг-бэндов). В районе 1971 года. (прим. перев.: Если Simon’у в 1977 году было 19 лет, считайте, сколько ему было в 1971). С ним я сделал два альбома. Не помню, как назывался первый, но второй - "Two generations" ("Два поколения"). На одной стороне - отец, на другой - я. Мне тогда было примерно 15. В рок-н-ролльном смысле, думаю, одной из первых была "Sneaking Sally Through the Alley" ("Умыкая Салли на дорожках парка") Роберта Палмера. Я играл на одной песне, которая называлась "Julia" ("Джулия")”.

Jeb: Я в буклетах компактов читал, что ты и у Ковердейла играл на ранних сольниках, которые сейчас переиздаются...

Simon: “На втором альбоме, если быть точным. Альбом “David Coverdale's Whitesnake” (Белая Змея Дэйвида Ковердейла) был записан в 1976 году. Что касается “Northwinds” (Северные ветра), технически на нем я не играл, но пару треков попридержали, а затем выпустили как часть переиздания”.

Jeb: То, что ты родом из семьи музыканта, облегчило как-то твой выбор карьеры?

Simon: “Когда мне было три с половиной года, я уже знал, что хочу играть на ударных. У моего отца был диксиленд-оркестр, и дома он репетировал. Я не мог не обратить на это внимания. Легкий изврат, казалось бы, но - так получается”.

Jeb: Когда ты вдруг понял, что пользуешься спросом?

Simon: “В 1975-1976 годах я отработал огромное количество сессий. Я вдруг заметил: “О! Меня приглашают все чаще и чаще”. Я начал и зарабатывать тогда на этом. В 1976, я играл три сессии в день. У меня было две установки, и они так и мигрировали из студии в студию. Вообще в 70-х было много сессий. В Лондоне все завяло намного раньше, чем в Лос-Анджелесе. Было довольно клево”.

Jeb: А бывало, что в студии ты встречался с кем-то, от кого у тебя дух захватывало?

Simon: “Частенько. Я юный был тогда, незамутненный. Мне было 19, когда я играл с Judas Priest, а был это 1977 год. Я и до этого записывался сессионно. Когда меня приглашали играть на записи того, кем я взаправду восхищался, это было здорово. Меня пригласили записаться на пластинке Дэйвида Гринслэйда, клавишника Colosseum. Получалось странновато порой - приглашают же работать, платят денежку, так что не особо хочется потерять в студии голову от благоговения. В те дни, я был больше интровертом. Тихоней. Просто садился и играл. Много раз я приходил на сессию, и меня недоверчиво спрашивали: “Это что ж, ты и есть драммер?” Меня это несколько обижало - они и вправду сомневались! На самом деле, всякий раз, когда ты работаешь с живой легендой, - это нечто.

Как, например, мой первый опыт сотрудничества с Питом Тауншендом - я не знал, что ему и сказать! Такой клевый парень. Зашел и прямо сразу: “Привет, я Пит Тауншенд”. “А я Simon”. И он говорит, что слышал меня на новом альбоме Джеффа Бека, спросил, как там Джефф. Он быстро заставил почувствовать себя по-настоящему как дома. Так же и с Миком Джеггером. Это было уже намного позже, в 1986 году, - но все равно, это же Мик Джеггер! Я летел в Голландию и думал: “Что же я ему скажу?” Он тоже обалденный, типа тоже сразу: “Привет, как дела?” Они позволяют чувствовать себя непринужденно в их обществе, что замечательно.

И девять к одному, что работаться будет вместе прекрасно. А было еще, когда я работал с Фрэнком Заппой, еще в 1979. Он продюсировал пластинку своего скрипача. Для этого он переехал в Англию. Меня срочно вызвали, потому что с их ударником что-то не выходило. Я приехал и увидел партитуру, которая меня, мягко говоря, потрясла. Каждый такт - в новом размере. Я все еще помню эту вещь. Прямо сейчас могу сесть и сыграть!”

Jeb: Правда, что ли?

Simon: “Практически. Как я мог бы такое забыть?! Я бросил взгляд в ноты и только и сказал: “Во блин”. Пришлось просто считать. Больше ничего не оставалось сделать! Фрэнк был душка. Для него-то это обыденно. Он явился и говорит: “Отлично, увидимся в студии”. Так мне довелось встретить рок-идола”.

Jeb: Я говорил с Терри Боззио насчет того, как он первый раз играл с Заппой, - и его первыми словами тогда были: “Во блин!”

Simon (смеясь): “Ну так оно и есть!”

Jeb: Я большой фан Judas Priest. Помню “Sin After Sin” - обожаю этот диск! Каково было его записывать?

Simon: “Что у них случилось, так это что их драммер, Dave Holland, ушел. (прим. перев.: стареет Simon) Продюсировал пластинку Poger Glover. Я перед тем работал уже с Roger’ом над его сольником, потом я с ним работал у Ковердейла и, пардон-муа... Барби Бентон! И Roger попросил меня записать альбом с Judas Priest. Не знаю, слышали ли они уже обо мне тогда или нет. Я подъехал, они показали мне песню - вот, мол: “Так это играется” - и мы стали играть. Glenn был основным сонграйтером, так что он останавливал меня и говорил: “Здесь сбивка”, и так далее. А потом живьем в студии мы это все записали. Glenn, Ian и Кen Key. Rob Halford сидел отдельно в звукоизолированной кабинке. Очень, очень здорово было с ними работать”.

Jeb: Ты когда-то работал с Питом Тауншендом над альбомом “Empty Glass” ("Пустой Стакан"). Ты сыграл на всех треках?

Simon: “Там было три драммера. Я уж и не помню, на каких вещах я сыграл”.

Jeb: Правда не помнишь? Ничего себе!

Simon: “Сейчас уже не помню. Если бы я услышал их, я бы мог сказать. Была пара различных сессий, так что нелегко вспомнить. Кажется, я, наверное, сыграл на “A Little Is Enough” (“Немного уже достаточно”)”.

Jeb: Simon, надеюсь, ты понимаешь, что для не-музыканта, не профи, просто невозможно себе представить, что кто-то не помнит, какие песни он записывал с одним из лучших сонграйтеров в истории рок-н-ролла!

Simon: “Надо бы взглянуть на эту пластинку. Я помню некоторые песни. “And I Moved” (“И я двинулся”), я уверен, играл на ней. И не играл на “A Little Is Enough”. Может, я в клипе снялся... Вот где начинается путаница. Тот, кто играл на записи, вовсе не обязательно снимается в видео. Нелегко отследить. Навскидку, я не помню, как эти песни назывались. Я вообще не уверен, что у меня этот диск есть”.

Jeb: Ты играл с Тревором Рабином.

Simon: “Он такой смешной парень! Нам было очень здорово. Это было где-то году в 1980-1981-м... У меня в Лондоне на складе есть винил этой пластинки”.

Jeb: А что насчет живых выступлений с “The Who”?

Simon: “А что ты хочешь знать?”

Jeb: Ну, от силы человек пять-шесть могут похвастаться, что играли живьем с “The Who”.

Simon: “Когда в 1989 году мы ездили в турне, мы играли на стадионах. И не более двух концертов подряд. Это были длительные выступления - более четырех часов плюс антракт. Первое, что ты замечаешь, стоит тебе выйти на сцену, - это зрители. Концерты начинались еще при дневном свете, так что можно было видеть море людей. Забавно, что народ в первом ряду я стал узнавать, потому что они приходили на все концерты. Через какое-то время к этому привыкаешь. Создается как будто камерная обстановка... Обалдеть можно, как перед такой огромной аудиторией можно ощущать себя, как на камерном концерте”.

Jeb: Если бы ты мог собрать команду имени Simon’а Phillips’а, то кого бы ты пригласил?

Simon: “У меня вообще есть два состава имени Simon’а Phillips’а...”

Jeb: Упс... Ну вот, работай со мной. Сперва я тебя не тем именем обозвал, теперь еще вот!.. (дружный смех)

Simon: “Моя электрическая команда - это: Энди Тиммонз на гитаре, Уэнделл Брукс на саксофоне, Джефф Бабко на клавишах и Мелвин Ли Дэйвид на басу. Фантастическая команда. Организовать выступления нелегко, потому что очень дорого”.

Jeb: И сколько альбомов ты с этой командой выпустил?

Simon: “Два студийных и один "живой". Первый назывался “Symbiosis” ("Симбиоз"). Второй вышел на Magna Carta”.

Jeb: Играете фьюжн?

Simon: “Нет, стопроцентный джаз”.

Jeb: Так, дубль два... Если бы ты мог собрать состав имени Simon’а Phillips’а, отличный от тех, которые у тебя уже есть, то кого бы ты пригласил?

Simon: “А что играем?”

Jeb: Рок-н-ролл.

Simon: “Вокалиста обязательно?”

Jeb: Не-а.

Simon: “Я приведу тебе пример группы, которая однажды играла вместе, но это так никогда и не увидело свет. А в то время, могло бы обрести успех. Мик Джеггер пел, Джефф Бек на гитаре, я на ударных и басист из “Living Colour””.

Jeb: Как это так получилось, что это не увидело свет?

Simon: “А это ты у Мика спроси. Наверное, дело в Джеффе. У меня есть некоторые пленки, где мы джемуем, и это здорово. Было классно, что там были Джефф и Мик. Это была отличная, черт подери, рок-н-ролльная команда! К сожалению, ни один из них не дал ей случиться”.

Jeb: У меня по рок-н-ролловедению всегда были пятерки, но об этом составе я никогда слыхом не слыхивал.

Simon: “Ты и не мог. Не вышло же ничего. Кроме того альбома Мика Джеггера, на котором я сыграл. Единственное, что осталось, - вот эти сессии для Микова сольника”.

Jeb: А это случайно получалось у тебя, играть с великими гитаристами?

Simon: “Ну просто получается так, и все, нет?”

Jeb: Половину из них мы уже назвали, но посмотри, с кем еще ты работал! Джо Сатриани, Гэри Мор, Михаэль Шенкер, и, конечно, Джек Брюс на басу...

Simon: “Обожаю Джека”.

Jeb: Что и говорить, это же Джек Брюс!

Simon: “Так точно”.

Jeb: Тебе нравилось с ними работать?

Simon: “Я нахожу полное понимание с гитаристами, для этого не надо слов. Вот почему мы со Стивой Люкатером так хорошо ладим. У нас еще пара других составов помимо Toto. Когда я пишу музыку, я пишу ее для гитары”.

Jeb: Ты играешь сам?

Simon: “Нет, я не играю, но когда пишу, ведущая партия – гитары”.

Jeb: Как же драммер пишет гитарные партии?!

Simon: “Для начала, надо уметь играть на клавишах. В моей студии довольно всеохватно царит midi (прим. перев.: MIDI и у Simon’а Phillip’sа MIDI, универсальный интерфейс взаимодействия цифровых инструментов!). Использую особенный гитарный звук. По сути, пытаюсь изобразить из себя Яна Хаммера (прим. перев.: легендарный джаз-роковый клавишник). Вот так я пишу для гитары”.

Jeb: Это продолжается уже как тридцать лет...

Simon: “Что продолжается тридцать лет?!”

Jeb: Да твоя карьера...

Simon: “... с 69 по 79, с 79 по 89, с 89 по 99... тридцать два года”.

Jeb: Что еще ты не успел сказать миру?

Simon: “Много чего не успел. Чем больше ты создаешь, тем больше понимаешь - тем больше надо еще сделать. Что я уже сделал, так это развил свои умения - стал заниматься продакшен, инжинирингом. Вообще как звукоинженер я работаю довольно давно, но не сказать, чтобы я был в этом плане шибко известен. Я был звукоинженером у Майка Олдфилда в 1983 году - должен сказать ему спасибо”.

Jeb: Над чем сейчас работаешь?

Simon: “Так, точно знаю, чем-то таким я занимаюсь... Ах да, записывал японского исполнителя. Было прикольно. Ну так, много небольших дел. Записывался вот. Типа набираю обороты, чтобы начать писать для “Toto””.

Jeb: Почему бы тебе и Люкатеру не запустить фьюжн-составчик?

Simon: “Да мы и играем. У нас с ним группешник, называется Doves of Fire ("Огненные голуби"). Клубная группа. Мы пока сыграли только три песни. Исполняем материал, который я писал с Джеффом Беком”.

Jeb: На твоем веб-сайте сказано, что ты играл на Назаретовском Hair of The Dog...

Simon: “Играю там на табла (прим. перев.: экзотический струнный инструмент). И все”.

Jeb: Вопрос, достойный "Что? Где? Когда?", да, Simon?

Simon: “Совершенно верно!”

Jeb: Спасибо огромное за интервью! Мне вправду понравилось общаться с Simon’ом Phillips’ом!

Simon: “Спасибо, Jeb”.


автор: Jeb Wright
источник: Classic Rock Revisited, октябрь 2001
прислал: admin

Последние комментарии

 W.A.S.P.
02:03 11.01.2010
 Pink Floyd
09:32 19.06.2009
 W.A.S.P.
22:13 02.06.2009
 Napalm Death
01:28 02.04.2009

Читай музыку

Grunge: история направления (2005)

Grunge - гнусавый, истеричный, до ужаса тягучий и депрессивный альтернативный рок. Уходит корнями в punk, но имеет с ним очень мало общего. Grunge с английского языка переводится примерно так же, как и “отрыв”. Хотя правильнее было бы назвать...

Фото музыкального исполнителя 13 Kb
Публикация материалов сайта возможна только при указании ссылки www.lawfate.tu1.ru.
Авторские права на дизайн принадлежат администрации сайта.
Рязань © 2003 - 2017 Designed: Paul Is Dead

обратная связь | наши друзья | экраны для батарей
iRyazan.ru - Каталог-рейтинг рязанских сайтов