На главную страницу    Контакты    Карта сайта       стили
   история
   субкультуры
   о музыке
   музыкантам
   анекдоты
   книги
   форум
   гocтeвaя книгa
например: ддт
музыкальный исполнитель:
расширенный поиск
регистрация | авторизация         A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z #

Pink Floyd

  1966   Великобритания   Art Rock


Не для всех и не для каждого

Любая музыкальная статья – это попытка всеобъемлющего анализа прежде всего самой музыки, с небольшими отступлениями в области фактов и событий, а поскольку факты тем и хороши, что практически не нуждаются в комментариях, рассказ о группе сводится к попытке объяснения ее музыки. В таком подходе есть свои преимущества и один серьезный недостаток: человеку, который никогда не слышал музыку именно этой группы, такая статья не даст о ней ни малейшего представления, ибо слово ни в коем случае не может быть эквивалентом музыки, как бы хорошо и к месту ни было бы оно употреблено. Сказать, что музыка какой-то группы «яркая, эмоциональная и красивая» – значит не сказать ничего; максимум, которого можно таким образом достичь, это разбудить в читателе желание послушать музыку.

Трудно предположить, что кто-то не слышал музыку «Пинк Флойд», но если такие реликты и существуют, хочется надеяться, что, преодолев слова этого материала, они обратятся непосредственно к «Пинк Флойд» хотя бы для того, чтобы проверить, насколько автор приврал в своем рассказе. В основном же материал рассчитан на тех, кто знает творчество «Пинк Флойд» так же хорошо, как расположение мебели в своей квартире. И самое последнее замечание: автор ни в коем случае не претендует на безошибочность своей точки зрения и взглядов, просто у него они такие.

У истоков «Пинк Флойд» стояли два человека: Сид Барретт (полное имя Роджер Кейт Барретт, родился 6 января 1946 года) и Роджер Уотерс (6 сентября 1944 года). Они учились в одной школе в Кембридже вместе с будущим гитаристом «Пинк Флойд» Дэвидом Гилмором (6 марта 1944 года). После окончания школы Барретт поступил в лондонский художественный колледж, а Уотерс – в лондонский политехнический институт , где изучал архитектуру. На одном отделении с ним учились Ричард Райт (28 июля 1945 года) и Николас Мэйсон (27 января 1945 года). Первым в музыку пришел Сид Барретт: вначале он выступал с группой “Geoff Mott and the Mottos”, потом играл в группе “The Hollering Blues”. Очень недолго существовал его дуэт с Гилмором. Чуть позже Уотерс, Райт и Мэйсон создали в своем колледже группу “Sigma 6”. Вскоре трио сменило название на “T.Set”, потом они назывались “Meggadeth” и “Screaming Abdabs”. Вскоре к ним присоединились Барретт и джазовый гитарист Боб Клоуз.

В конце 1965 года квинтет в очередной раз сменил название – на этот раз на «Пинк Флойд саунд», в честь любимых джазовых музыкантов Сида, Пинка Андерсона и Флойда Каунсила. Буквально через несколько дней из названия исчезло слово «саунд» и вместе с ним лишний гитарист Клоуз. Такова вкратце предыстория «Пинк Флойд». Весь 1966 год группа создавала свое звучание, тот самый «саунд» который не случайно промелькнул в названии. «Пинк Флойд» постоянно выступали в знаменитом лондонском клубе «Марки», в маленьких залах бедного района Ноттинг-Хилл, группу любили в театральных кругах, и «Пинк Флойд» регулярно давали концерты в молодежных театральных студиях. К середине 1966 года музыка группы представляла собой необычную по тем временам смесь блюза, традиционного английского бита, ритм-энд-блюза, но уже тогда наметился уклон в «космическую психоделию», позже ставшую опознавательным знаком «Пинк Флойд».

Обязанности в группе распределились следующим образом: Сид Барретт – гитара, вокал; Роджер Уотерс – бас-гитара, вокал; Ричард Райт – клавишные и Ник Мэйсон – ударные. К сотрудничеству были привлечены два менеджера, Питер Дженнер и Эндрю Кинг, которые помогли группе получить контракт фирмы «И-Эм-Ай». Это произошло в конце 1966 года. А в январе 1967 года появился первый сингл, «Арнольд Лэйн», слова и музыку к которому написал Барретт.

Необычное звучание новой группы, непривычный для тех лет текст (в песне рассказывается о трансвестите, который в свободное время занимается мелкими кражами из магазинов одежды) привлекли интерес, и композиция заняла 20-е место в хит-параде: «Пинк Флойд» заявили о себе как о лидерах английского «андеграунда». К «андеграунду» тогда относили любого, кто отказывался играть как «Кинкс» или «Манкинз» – законодатели мод в мелодиях и ритме тех лет. Даже «Битлз» со своим революционным «Сержантом Пеппером» на какое-то время оказались в «андеграунде».

А если учесть, что 1967 год стал весьма щедрым на музыкальные события – в мир перепуганной «попсы» решительно вступил Джимми Хендрикс, в американских хит-парадах возник дебютный альбом группы «Грейтфул дэд», предвестников блюзовой психоделии, а в Англии нам вершину хит-парадов синглов поднялась композиция «Бледный оттенок белого цвета» также новой группы «Прокол харум», на Бродвее ставится мюзикл «Волосы», выходит телевизионный фильм «Битлз» «Волшебное таинственное путешествие», и начинается издание журнала «Роллинг стоун», – популярность «Пинк Флойд» говорит об очень многом. Прежде всего о том, что группа не испугалась конкуренции со стороны признанных «живых классиков» и не менее талантливых новичков, они просто не думали о конкуренции и делали свое дело.

Шестьдесят седьмой год был также и годом «детей цветов», и идеология хиппи наложила свой отпечаток на творчество подавляющего большинства групп тех лет. А «Пинк Флойд» с их призрачной нервной музыкой и на первый взгляд весьма далекими от действительности текстами стали просто кумирами хиппи-интеллектуалов. Поэзия Барретта котировалась среди английских хиппи так же высоко, как стихи Джима Моррисона в Штатах. На концертах «Пинк Флойд» все чаще применяют квадрофоническую систему «звуковой обработки зала», а их световые шоу с лазерными прожекторами и фейерверками привлекают зрителей не меньше, чем сама музыка. В мае 1967 года выходит второй сингл, “See Emily Play” (автор также Барретт) и занимает шестое место в национальном хит-параде.

Дебютный альбом “The Piper At The Gates Of Dawn” появился в августе. Доминирующая роль Сида Барретта была очевидна: из одиннадцати композиций, входящих в пластинку, лишь одна написана Уотерсом, автор остальных десяти – Сид. Барретт создавал очень яркую музыку, не без мелодического влияния «Биттлз», но сердце ее составляла психоделия. И. несмотря на то, Барретту особенно удавались короткие композиции, имеющие все шансы на успех в хит-параде, всю последующую концепцию «Пинк Флойд» определили такие вещи, как “Astronomy Domine” и “Interstellar Overdrive”: мерцающие облака-странники, приплывшие в небо Земли из галактических глубин.

Здесь впервые материализовалась концепция эскепизма: она легла в основу «Пинк Флойд», она питала группу на протяжении всей карьеры, она же в конце концов и разорвала ее, доведя музыкантов до «точки пресыщения», когда идея, до этого воплощавшаяся только в текстах, начала диктовать свои законы в реальной жизни. Барретт экспериментирует с ЛСД. К концу 1967 года становится ясно, что психическое состояние лидера «Пинк Флойд» катастрофически ухудшается – он не может выступать перед публикой, его преследуют навязчивые идеи, мучают галлюцинации.

В феврале 1968 года, в один из периодов просветления, он по собственной инициативе ложится в психиатрическую больницу, и на его место в группу приходит Дэвид Гилмор. (Впоследствии Барретт записывает два сольных альбома, живет уединенно, под присмотром матери – лишь недавно, в конце прошлого года, вышел его новый диск “Opel”, в который вошел материал, не нашедший место в ранних работах.)

Как гитарист Гилмор оказался более чем равноценной заменой Барретту, а Уотерс отнюдь не уступал Барретту-поэту, но без Сида «Пинк Флойд» стали совершенно другой группой. Утверждать обратное, равно как и отстаивать именно такую точку зрения, занятие весьма неблагодарное: неизвестно, чем бы стали «Пинк Флойд», задержись Барретт хотя бы еще на год.

Второй альбом “A Saucerful Of Secrets” был записан летом 1968 года. Он во много продолжает линию первой пластинки, но во многом и уступает ей: рядом с мощными, абсолютно завершенными композициями, такими как “Set The Controls For The Heart Of The Sun” и сама “A Saucerful Of Secrets”, соседствуют наивные, простые вещи. В пластинку вошла и одна вещь Барретта, “Jugband Blues”, где он провидчески заявил: «Должен сказать вам со всей ясностью, на самом деле меня здесь нет».

После этих двух первых работ «Пинк Флойд» уже создают свой неповторимый «саунд», который позволяет безошибочно узнать группу с первых секунд фонограммы. Композиции становятся все более изысканными и длинными – «Пинк Флойд» привлекают внимание великого кинорежиссера Антониони и пишут музыку к его фильму «Забриски пойнт». (Группа много работала в кинематографе, но ее кинематографическая музыка явно проигрывает студийной – видимо, ремесло на заказ для музыкантов непривлекательно).

В 1970 году «Пинк Флойд» создают свое самое сильное произведение, концептуальный альбом “Atom Heart Mother”. Как в увеличительном стекле, собирающем разрозненные солнечные лучи в одну светящуюся точку, способную испепелять дотла или развести теплый мирный огонь, эта работа вобрала в себя музыкальный опыт предыдущих поколений. Осмыслить наследие веков человек не в состоянии – «Пинк Флойд», не являясь ни в коем случае носителями этого опыта, проделали его интуитивный анализ и создали своего рода эмоциональный концентрат жизни и модель Вечной души, которые и преподнесли равнодушному человечеству.

В манере игры Райта очень много от техники традиционных церковных органистов – музыка Господа требовала определенного подхода, и он получил развитие в творчестве «Пинк Флойд». И если сказать, что группа создала современную мессу, это не будет ни преувеличением, ни кощунством. К 1973 году музыканты поняли свою проблему, если не сказать беду: глубоко несчастные люди, оно обогнали свое время на несколько десятилетий. «“Atom Heart Mother”, наверное, по-настоящему оценят только в XXI веке – сказал Ник Мэйсон – приходилось спускаться с небес на землю». И они вернулись к людям с пластинкой “The Dark Side Of The Moon”.

И вот это люди поняли: если до «Обратной стороны Луны» «Пинк Флойд» пользовались популярностью в среде музыкальных снобов, то после нее музыку группы стали крутить на дискотеках и в магазинах. «Пинк Флойд» стали называть супергруппой – словно до этого они были «не супер», а «Обратная сторона Луны» побила все рекорды долгожительства в хит-парадах: в 1980 году альбом отпраздновал 302 недели среди 200 самых популярных альбомов Америки, в 1983 году недель стало уже 491, а потом их просто перестали считать.

“The Dark Side Of The Moon”, как и последующие – “Wish You Were Here” (1975), “Animals” (1977), “The Wall” (1979) и “The Final Cut” (1983) вполне можно рассматривать как сольные диски Уотерса, чье лидерство после ухода Барретта постепенно превратилось в диктатуру. Нет никаких претензий к текстам всех этих альбомов, они, как всегда, безукоризненны и отмечены печатью истинного поэтического таланта, но музыка…

Она стала более земной, и жители Земли это ощутили: грустные сказки, сотканные из живых нервов, которые «Пинк Флойд» рассказывали до 1973 года, понимали не все, только немногие брались расшифровывать их, только те, кому внутреннюю свободу подарили мятежные «Пинк Флойд». Сейчас музыку и слова, которые группа создала после 1973 года, безбоязненно анализирует «Наш современник». И хотя решимость курицы или оглобли не имеет ничего общего с мыслительным процессом, все же становится не по себе: а ведь на “Atom Heart Mother” они не посмели бы замахнуться!

Потому что изначально ничего не поняли бы. Может быть, имело смысл оставаться снобами? Хотя «Пинк Флойд», к счастью, и не подозревают о существовании «Нашего современника», у них другие проблемы. Трем оставшимся явно не хватает Уотерса, но и Уотерс один – не «Пинк Флойд». Их разлучила идея, и это не тот случай, когда из одной великой группы получается несколько прекрасных. К сожалению.

Актуальное интервью: «Пинк Флойд» в Москве

На этот раз царило полное единодушие: и высоколобые критики, и столичная публика, да и все остальные безоговорочно признали концерты «Пинк Флойд» в Москве наиболее значимым событием в музыкальной жизни последних лет, а также большой удачей Госконцерта СССР, организовавшего турне английской группы на хорошем профессиональном уровне. Шесть фантастических шоу, каждое из которых длилось три часа, с одной стороны, еще раз доказали, что по фееричности группе нет равных на сцене, а с другой – заставили задуматься над тем, в какой глубокой пропасти застряли отечественные шоу-программы (сборные концерты на стадионах, международные дискотеки и прочее…).

Прекрасная музыка, бесконечно меняющийся узор лазерных лучей, огромный хряк, парящий над залом и дружественно шевелящий резиновыми ушами, потрясающее качество звука, град монет и солдатских фуражек, обрушившийся на сцену во время исполнения “Money” (рабочий сцены Джо признался, что после каждого концерта он набирал литровую банку «серебра»), психоделические видеоклипы на огромном экране – наиболее запоминающиеся фрагменты представления.

Ну и конечно же, реакция зала – неистовая, восторженная и в то же время вполне осмысленная. Если учесть, что до сих пор у нас не выходила ни одна пластинка «Пинк Флойд» (в этом году «Мелодия» порадует последним двойным «концертником» – “Delicate Sound Of Thunder”), то массовое подпевание припева “Another Brick In The Wall” по меньшей мере изумляло, и интервью с Ником Мэйсоном началось именно с вопроса, насколько неожиданной была реакция советской публики для группы.

Ник Мэйсон: Скажу честно, я ожидал такой прием, и не потому что считаю песни «Пинк Флойд» классикой рок-музыки. Мы с Дэвидом (Гилмором) побывали в СССР до гастролей и из общения с советскими людьми уже знали, что музыка группы очень популярна у вас. Это в общем-то было основной причиной нашего приезда. Мы хотели привезти свое шоу целиком, несмотря на серьезные технические и финансовые трудности, и, собственно, отправились в двухмесячное турне по Европе для того, чтобы приехать к вам и покрыть расходы, неизбежно возникающие из-за неконвертируемости рубля. Выступать в Москве было очень приятно, да и публика отличная.

Корр.: Не показалось ли Вам, что на концертах «Пинк Флойд» в СССР слушают прежде всего музыку, в то время как на Западе идут в основном на шоу?

Н.М.: Какая разница? Мне, например, все равно, пришел ли человек послушать гитарные соло Гилмора или просто весело провести время. В Италии публике очень нравится забрасывать нашего свина всякой чепухой, и мне это не мешает. Главное, чтобы на наших концертах не было драк и насилия. Что касается шоу, то мы вполне могли бы обойтись и без него. Думаю, если бы мы исполняли наши композиции в акустическом варианте, зал все равно был бы полным, ведь наш спектакль не самоцель, а лишь средство, помогающее полнее раскрыть смысл нашего творчества.

Корр.: А как Вы относитесь к киномузыке?

Н.М.: Положительно. Я люблю сочинять музыку к фильмам… совсем другие ощущения, другая образность. По-моему надо стремиться к органичному и естественному синтезу разных форм искусства.

Корр.: Я знаю, что вопрос о Роджере Уотерсе не из самых приятных для Вас. Тем не менее хотелось бы узнать Вашу точку зрения на этот конфликт.

Н.М.: Роджер Уотерс покинул группу добровольно, его дальнейшее поведение мне кажется абсурдным, ведь по сути дела он пытался уничтожить «Пинк Флойд» – все эти бесконечные судебные тяжбы, взаимные обвинения, оскорбления… хороший материал для бульварной прессы. Никто не оспаривает заслуг Роджера – он один из создателей ансамбля, им написаны многие лучшие композиции. С его уходом мы потеряли великолепного музыканта, поэта, композитора, друга, наконец.

В тоже время в его отсутствие в полной мере реализовался композиторский талант Гилмора, так что мы несомненно в чем-то потеряли, но и приобрели немало. И потом, слава богу, закончились непрекращающиеся скандалы, склоки и взаимные обиды. Последние годы работы с Роджером были сущим адом, обстановка в коллективе была взвинчена до предела. Уотерс был ярым противником любых турне, и мы не могли выступать так часто, как хотели. Сейчас ситуация изменилась к лучшему.

Корр.: Считаете ли Вы альбом “Atom Heart Mother” лучшим?

Н.М.: Нет. Мне кажется, это достаточно слабая пластинка. Больше всего мне нравится музыка, которую мы исполняем в последнее время.

Корр.: Кого из барабанщиков Вы бы отметили?

Н.М.: Я предпочитаю джазовых барабанщиков, например, Билли Кобэма, Джека Де Джоннета, Тони Уильямса. По-моему, самые мыслящие, да и, пожалуй, самые техничные барабанщики – именно джазовые, особенно сегодня.

Корр.: Кстати о джазе. В 1981 году Вы записали пластинку “Fictitious Sports”, но всю музыку сочинила джазовый композитор Карла Блей. Как это получилось?

Н.М.: Я давно хотел выпустить совместную пластинку с Карлой Блей, и она не возражала, чтобы этот проект был реализован под моим именем.


автор: Ксения Полина
источник: Журнал «Сельская молодежь», 1989 год
прислал: Rock

Последние комментарии

 W.A.S.P.
02:03 11.01.2010
 Pink Floyd
09:32 19.06.2009
 W.A.S.P.
22:13 02.06.2009
 Napalm Death
01:28 02.04.2009

Читай музыку

Classic Music

Классическая музыка - свободное от терминологической строгости понятие, употребляющееся, в зависимости от контекста, в трёх значениях. 1. В значении качественной оценки: музыка прошлого, выдержавшая испытание...

Фото музыкального исполнителя 20 Kb
Публикация материалов сайта возможна только при указании ссылки www.lawfate.tu1.ru.
Авторские права на дизайн принадлежат администрации сайта.
Рязань © 2003 - 2017 Designed: Paul Is Dead

обратная связь | наши друзья | экраны для батарей
iRyazan.ru - Каталог-рейтинг рязанских сайтов